17-19 октября

0
6
Ну, что же ты, человече?

17 октября

Который раз сотрудница Катя просит принести из кофейни Американо без сахара. А я, покурив и поразмыслив над сущим, приношу ей то с сахаром, то Экспрессо. Первый раз вообще не мог вспомнить, о чём она попросила. Принёс Капучино. Сокрушаюсь и виню свою бедную голову, забитую тэгами css, кодами скриптов и проходными текстами. Шучу, что процессор древний, оперативки не хватает, апгрейд невозможен за давностью винтов.

Через пару часов в той же кофейне бариста рассказывает: «Был на выставке кофе. Пробовал Коста Рика и Эфиопию. Рика лучше зашла. «Зашла». Обстоятельно. Все мы, в конечном итоге, гаджеты.

Кофейня — это громко сказано. Noname-точка coffee-to-go.

 

18 октября

Было бы интересно расспросить людей читающих… не одну-две книги в год, а фанатичных энциклопедов… об их впечатлении от текстов и стилистических особенностях последних за прошедшие, скажем, десять лет. Не складывается ли впечатление единого текстуального пространства, где тот или иной автор обратился в дополнительного персонажа (безусловно, со своим стилем, грамматикой, темой)? Наблюдалось ли подобное сближение текстов в конце прошлого века? Возникало ли у них когда-нибудь ощущение целостности литературного процесса, направленного к какой-то неведомой цели? Или это с возрастом из подробностей слипается нечто субъективное, ищущее оправданий в невозможном?

Внучек был в восторге и простоте человеческой мысли пел осанны, когда увидел впервые беспроводной утюг. Бабушка извлекла его из кладовки после того, как во всём доме выключили электричество.
— А от чего он питается? — спросил внучек.
— Энергией самой природы, — ответила продвинутая на online телевидении бабушка.
— Ничего такой, — покачав его на широкой ладони программиста, причмокнул внучек, — тяжёленький.

 

19 октября

Из тоннеля мяукнул поезд и загрохотал гусеницами.

Как мы любим читать про жёсткий выбор! Шёл человек по улице, и бац! Собрался всё круто изменить. Через месяц уже был миллионеров. Через два отдыхал на Мальдивах. Через три заболел сифилисом. Но отчего не любим нашу собственную жизнь? Или любим? Так ли она скучна на самом деле? А не хранится ли в загашниках да по сусекам покруче миллионов и того, что в народе называют «сексом»?

На Речном торгуют фермерские ряды. На приглаженную асфальтом площадь брошены стога сена. Это должно с чем ассоциироваться?

6 градусов тепла. Скоро заморозки, первый снег. Трактор поливает площадку возле метро. Сгоняет по углам мусор. Оттуда его обратно, высушив и выгладив, пригонит ветер.

«Каждый из нас предан. Кому-то или кем-то» (Ф. Достоевский).

Переживаю ли я по поводу Волошинского? Давно пора забыться. Без малого три года прошло, как, по их выражению, я «слился». Ложь, доступная им в «последнем слове», за моей спиной, тем и смехотворна, что является полнейшим вымыслом. Но… то ли доходят до меня какие-то слухи, то ли всплывёт в памяти какая-нибудь ересь. Интересно, что это единственный в моей жизни негативный опыт. Когда-нибудь опишу во всех подробностях, чтобы самому научиться прерывать отношения вовремя и к месту. Напишу скоро…

Вчера поговорили с Фиалем о фотографии. Темы, идеи, работы с моделью, стрит… Возможно, я пережил своё мироощущение. А может, я только начинаю… ну, это так… Для пущего оптимизма.

Ты видел, какие в вагонах метро бывают лампочки разного цвета? В своём цветном изобилии они по вкусу похожи на взрослые мармеладки. Детский мармелад выражен более ярко. А этот приглушённо, весь на акварельных понтонах (полиграфическое).

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Пожалуйста, напишите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь

6 + 10 =

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.