9 октября скончался Жак Деррида

0
21
Жак Деррида
Жак Деррида

9 октября 2004 года в возрасте 75 лет скончался Жак Деррида, выдающийся философ и исследователь природы текста. В специальном заявлении президента Франции Жака Ширака говорилось: «С ним Франция дала миру одного из величайших современных философов, одну из главных фигур в интеллектуальной жизни нашего времени».

Основатель теории деконструктивизма в философии родился 15 июля 1930 в местечке Эль-Биар, недалеко от столицы Алжира. В 1952 он поступает в «Высшую нормальную школу» в Париже. 1960 — 1964 преподавал в Сорбонне в качестве ассистента С. Башляр, Ж. Кангийема, П. Рикера, Ж. Валя. В 1967 году выходят сразу три его книги: «Голос и феномен», «Письмо и различие» и «Грамматология», «в которых содержится критика логоцентризма европейской метафизики, развивается идея примата письма над голосом и закладываются основы того, что вскоре получит название «деконструкция». С 1968 по 1974 постоянно преподаёт в университете Джонса Хопкинса, а затем в Йельском университете. В 1983 году основывает Международный философский колледж, став его первым директором. В 1990 и 1994 годах приезжает в Россию. На счету Жака Дерриды — около 80-ти трудов. Последние его работы — это высочайшая поэтика философии и мастерская философии литературы.

«Если кто-то выйдет на улицу с лозунгом «Долой философию!», то деконструкция будет на стороне философии, а не на стороне её ниспровергателя».

Ещё в самом начале так называемой «перестройки» Деррида увидел в ней очередную утопию, «ещё одно обещание светлого будущего, упование, не поддающееся «опространствливанию»».

Со временем такой процесс деструкции «оборачивается восстановлением разрушенного в его гипотетической первозданности: попытка, свидетелями которой мы являемся в данное время», — комментирует Михаил Рыклин.

«Я продолжаю дискуссию — с Бурдье (Bourdieu), Лаканом, Делезом, Фуко, например, которые продолжают меня интересовать значительно больше чем те, имена которых муссирует, прессует сегодня пресса (есть исключения, конечно). Я продолжаю эту живую дискуссию, чтобы она не сделалась плоской, и не деградировала в дискредитацию».

«Если бы я изобрел своё письмо, я сделал бы так, чтобы это была бесконечная революция. В каждой ситуации, следует создать свойственный способ изложения, создать закон для единичного события, отдавать себе отчёт о предполагаемом или желаемом адресате; в то же время требовать, чтобы это письмо определяло читателя, который будет учиться читать (жить) это, который не привык к подобному».

«В тот момент, когда я отпускаю (публикую) «мою» книгу (никто меня не обязывает), я становлюсь появляющимся-исчезающим, как призрак, невозможным для восприятия, как призрак, который никогда не научится жить. След, который я оставляю, означает для меня одновременно мою смерть, будущую или уже наступившую, и надежду на то, что он меня переживёт. Это не амбиции бессмертия, такова структура. Я оставляю клочок бумаги, я ухожу, я умираю: невозможно выйти из этой структуры, такова постоянная форма моей жизни. Каждый раз, когда я отпускаю что-то, я переживаю смерть в моем письме. Крайний опыт: экспроприируешь себя, не зная, кому оставленную вещь доверишь. Кто будет наследовать, и каким образом? Будут ли у него в свою очередь наследники?»

«Языковой опыт, безусловно, — жизненный».

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Пожалуйста, напишите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь

4 + одиннадцать =