Афанасий ФЕТ: Солнце садится, и ветер утихнул летучий…

0
28
Лорд Байрон
Лорд Байрон

На залитом солнцем асфальте весёлые девчонки играют в «Поехали!». Игра заключается в следующем: они рисуется круг и на нём цифры. Так называемая «вОда» стоит в центре. Остальные участницы бегают по кругу и цифрам. Когда «вода» говорит «Стоп!», все замирают. «Вода» называет одну цифру. Если есть игрок, который стоит на этой цифре — он начинает бежать, куда глаза глядят. «Вода» опять говорит «Стоп», и «бегущая» останавливается. Тогда «вода» говорит: до тебя, например, три великана, пять лилипутов и один зонтик. Ну, и совершает всё, что сказала: делает три больших шага, пять маленьких и один крошечный. Если сможет дотянуться, то вместе бегут к месту «воды». Кто быстрее добежит, тот и будет не «водой».

Я изобразил, что устал. Тяжело и неуклюже присел на скамеечку возле подъезда. У всех девочек сегодня удивительно звонкий голосок… не говоря уже о форме и содержании. У одной кепка на бок и чёлка завита, у другой красные сапожки с серебряной застёжкой, третья совсем худенькая — летящее создание… четвёртая, пятая…

«Раз вы настаиваете на своём стремлении встретиться со мной вопреки желанию ваших друзей и моему — да, даже так — что ж, я сожалею и неохотно подчиняюсь. Я осведомлен о тех в высшей степени оригинальных выражениях, которыми вы осыпали не только меня, но и других, а также о вашей публичной клятве добиться того, что вам угодно было назвать «местью» — как, впрочем, для меня не новость и то, что обезумевшая женщина — враг чрезвычайно опасный. Нет сомнений, что те, против кого мы не можем обороняться — их слова, их поступки — должны быть весьма грозными. В последнее время ваши слова и поступки были довольно зловещими — и вполне могли бы оправдать мое нежелание соглашаться на эту встречу — тем более, что я уверен в вашей способности выполнить все угрозы до единой, но когда-то я ставил все на карту ради вас, и я не стану теперь уклоняться от вас — возможно, я заслуживаю наказания — а если это так, то вы не хуже любого другого можете его осуществить. Вы говорите, что «обесчестите меня» — благодарю — но я уже сделал это самостоятельно, вы говорите, что «уничтожите меня» — может быть, вы лишь избавите меня от лишних хлопот. Бесполезно взывать к вашему здравому смыслу — повторять то, что вам прекрасно известно — что в действительности я спас вас от угрозы полнейшего уничтожения. Любой, кто знает вас, знает и об этом, но они пока не знают того, что вы им можете рассказать и скажете непременно, как я вам сейчас говорю — что именно ваше преследование, ваши проклятья, ваши сумасбродства привели меня к решению снова покинуть страну. Своими заявлениями вы меня либо оболгали, либо предали — выбирайте сами, своими поступками вы навредили лишь самой себе — но разве это не обидно человеку, желавшему вам добра? У меня к вам только одна просьба, а именно: не пытаться увидеть леди Оксфорд — у вас нет права на неё рассчитывать. Устраивайте нашу встречу — как вам будет угодно, до июня я из Англии не уеду, но чем скорее она будет позади, тем лучше. Ради вашего же блага я хотел, чтобы присутствовала леди Мельбурн, однако, если вы намерены на словах или на деле выполнить свои угрозы, лучше нам быть наедине.

Искренне ваш»
Лорд БАЙРОН, Беннет-стрит, 4. 29 апреля 1813 г.

Афанасий ФЕТ

* * *
Солнце садится, и ветер утихнул летучий,
Нет и следа тех огнями пронизанных туч;
Вот на окраине дрогнул живой и не жгучий,
Всю эту степь озаривший и гаснущий луч.

Солнца уж нет, нет и дня неустанных стремлений,
Только закат будет долго чуть зримо гореть;
О, если б небо судило без тяжких томлений
Так же и мне, оглянувшись на жизнь, умереть!

29 апреля 1883

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Пожалуйста, напишите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь

2 × 3 =

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.