Отчего так сильно бьётся сердце?

0
3

 

Отчего так сильно бьётся сердце?

«Немногим позже я заметил, что и дни мои – это тоже сны, которые я также напрочь забываю. Когда я открыл для себя, что не могу вспомнить, что было в прошлую среду или субботу, происходящее, как днём, так и ночью ― я долго боялся, что забыл большую часть своей жизни» (Ричард Бах).

Отчего так сильно бьётся сердце? Глухие удары расходятся по всему телу. Рука дрожит, картавит. Голова кружится. Каракули вместо букв. Если меня сейчас спросить: что я делаю здесь, сидя за письменным столом? — мне придётся разминать виски, трясти головой, кое-как соображать. Вместо правды, которая так ясна и благородна внутри, на деле являются суета, путаница, невыразимые преграды, воздвигаемые госпожой логикой супротив всякой мысли — не пущать! А дрянь ты пишешь, братец! В распалённом, бедном моём мозгу бьётся старая песня: «Ой, полна, полна коробушка…» И только случайное обстоятельство: раздражение ли на себя самого; или нелепость окружающей жизни в целом — заставляет припуститься мысли вскачь. Отодвинув свои умственные способности в сторону, повод рассказать о какой-то там реальности — в сторону, прикрыв глаза, чем, несомненно, совершенствуется зрение, рисуется образ летящего во весь дух всадника, неведомых доселе сил и звериных мускулов. На ярком солнышке поблёскивают доспехи. Из-под копыт выбиваются дымки высушенной зноем пыли. Вижу гравийную дорожку человечества, свободный круг тотализатора: вера, надежда, любовь. Копьё наперевес, забрало опущено, внутренности собраны в кулак, что составило с копьём, забралом, и лошадью, и, может быть, нахлынувшим ветром — единое целое. Так что — слышите цоканье? В соперниках осталось только солнце, время и собственное безумие. Предчувствую вдохновенную щекотку, напоминающую мне рёв беспокойной толпы. Собравшихся не видно, но они дают о себе знать уже одним позитивистским происхождением Земли и влиянием знаков Зодиака. Тень на перекрёстке. Внутренний всплеск. Удар.

Заглядевшись по сторонам, мысль перекувыркивается и растягивается до эпистолярных немощей. Сумерки. Комната. С улицы, через приоткрытую форточку, влетают и оседают где попало голоса. Беру веник, начинаю выметать. Сволочи! Накурено так, что дышать нечем. А окно как будто бы открыто. Пьяные орут или влюблённые тешатся — один мусор. Понаехала в город деревенщина. Машины проносятся взад-вперёд. Видеть, наблюдать, переживать действительность — это одно, описывать ту же действительность — совсем другое дело. Писать действительность как она есть, что переживать из пустого в порожнее. Все разумные граждане живут сами собой и видят-то, по самому большому счёту, одно и то же. Писательская правда не есть правда объективная. Она необъективна уже потому, что не своя. Нет у неё ни прошлого, ни настоящего, ни будущего — одно мытарство человеческой монады, одна вечная кутерьма. В России двадцать первого столетия — кутерьма, писательская правда, плюс общее среднее образование. Господи! — Отчего так жить тошно? И был вечер, и было утро. День один.

Сергей Каревский

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Пожалуйста, напишите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь

пять × пять =

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.