ПЕСНИ ВОЙНЫ

0
29
Евгений Сигарёв и Галина Катрук
Евгений Сигарёв и Галина Катрук

70-летию Великой Победы посвящается!

«Песни войны» Галины Катрук на стихи Евгения Сигарёва.

В видео использованы художественные работы и фотографии Сергея Сергеевича Кулемина*

Галина Катрук

«…Видать, мне так с войны,
С войны и не вернуться,
Хоть я малец,
И не был на войне…»
Е. Сигарёв

Очередной май. Очередной День Победы, который на Тверской земле уже достаточно сложно себе представить без «Песен войны» Евгения Сигарёва. Мимо обелиска Победы проходит духовой оркестр, чеканя шаг, под марш «Песни войны». В городском саду выступает детский хор, и по окрестностям разлетаются звуки припева: «Ржевские закаты, ржевские восходы…». Ближе к вечеру у обелиска собираются артисты… Кажется, вот-вот выйдет на сцену стройный, высокий, с выправкой капитан и начнёт читать: «С изумленьем глядят одноклассники…». Но, простояв в толпе у подмостков и не дождавшись, понимаешь – не выйдет. Тут же перед глазами всплывает больничная палата, Евгений Игнатьевич, лёжа на больничной койке и не имея возможности произнести ни одного слова, смотрит на тебя открытыми, излучающими свет голубыми глазами и загибает пальцы на руке, показывая, сколько дней осталось до 9 мая. Ведь он же обещал! Обещал выйти на сцену в День Победы и своего капитанского обещания нарушить просто не имеет права!

…В далёком девяносто – не помню каком – году у меня в квартире раздался телефонный звонок. Голос бодро представился: «Капитан 3-го ранга Евгений Сигарёв. Я совсем недавно прибыл в Тверь, первым делом в своей новой квартире включил тверское радио и услышал Ваш голос… Жду Вас у себя на вечере…». Первое чувство – недоумение: зачем это я понадобилась капитану? Но что-то подсказывало: наверное, надо бы сходить на вечер… Разве могла я тогда предположить, что этот самый капитан станет моим любимым поэтом, верным товарищем в моей жизни, который был и опорой и поддержкой в любую минуту? Разве можно было тогда представить, что нас станут называть творческой парой: композитор Галина Катрук и поэт Евгений Сигарёв?!

Думаю, что в небольшой статье невозможно передать всего тепла и благожелательности Поэта ко всем его окружавшим. За годы нашего с ним знакомства, кажется, прошла целая жизнь, огромная, мощная, как полноводная река. Были и гастрольные поездки, которые никогда не обходились без стихотворных экспромтов, точных и метких. Евгений Игнатьевич их не копил, не собирал, а просто раздавал, на радость людям, поэтому многие из них просто не дожили до сегодняшних дней. Мне частенько приходилось записывать за ним очередной его метко выстрелянный экспромт. Часто он и сам говорил, что начнёт, мол, жена проводить уборку в его кабинете, да повыбрасывает клочки с экспромтами, заметками.

Он просто жил. Жил рядом с нами и в любую минуту готов был прийти на помощь. В жизни были разные обстоятельства, были и предательства и подлости со стороны окружающих «господ». Но:
До того – не дотянуться,
Этот – вовсе – временный.
Под кого же изогнуться,
Чтоб отметил премией?

Из любой ситуации Евгений Игнатьевич всегда выходил достойно, с честью, с юмором,
На одной плывём волне:
Кто – на гребне,
Кто – в говне.
…И отвалили грамоту…
А сраму-то, а сраму-то!

…Очень странные вещи иногда случаются на земле: жили два человека, на разных концах страны, но стоило им встретиться всего лишь один раз в этой жизни, и как будто бы встретились родные души. Думаю, что такие ощущения от встречи с Евгением Игнатьевичем преобладают не только у меня одной. В сегодняшнее время, бывает, часто задумываешься, на кого-то обижаешься, а вот он бы в похожей ситуации выдал бы такой экспромт, который заставил бы меня наплевать на любые обстоятельства и двигаться дальше!

Евгений Игнатьевич обладал невероятно острым умом. Его время двигалось гораздо быстрей, чем у других. Другие люди ещё не успевали сотворить что-либо несуразное, а он уже выдавал острую и живую эпиграмму.

Как-то мы с ним сидели на концерте, в зрительном зале, и на сцену вышел певец – Ю. Исаев, который стал исполнять «Старомодный романс», на стихи Е. Сигарёва, с музыкой В. Успенского. Вместо романса зазвучал помпезный марш, в духе А. Пахмутовой и громкий призыв певца: «Ты возьми меня под руки, Ваше величество Верность,// Обопрись на меня, старомодного, так и пойдём!». Евгений Игнатьевич повернулся, широко распахнутыми, удивлёнными глазами посмотрел на меня, потом на певицу Т. Бастаеву, и тут же выдал:
«Стихами сигарёвского сонета
Убил Исаев автора – поэта!»

Так же, молниеносно рождались у него и стихи к будущим песням. Стоило мне позвонить и «подкинуть» ему тему для новой песни, как буквально на следующий день раздавался звонок, и… обычное, привычное занятие: запись куплетов и припевов под диктовку Автора, со всеми знаками препинания. А через некоторое время, обычно по прошествии ночи, начинался следующий сеанс: новая песня отправлялась по телефонному проводу обратно, к автору стихов.

Вот приблизительно так и создавались «Песни войны», «Король и Шут» и ещё много-много романсов и песен.

Как-то наша семья с друзьями отправилась за город, отметить праздник 9 Мая. Пока взрослые занимались приготовлением пищи, дети в лесу обнаружили окопы, оставшиеся со времён войны, устроили в них игры в прятки… По возвращении в город я пересказала эту ситуацию своему соавтору. Песня родилась тут же. Евгений Игнатьевич сразу же очень метко выдал: «Здесь (в окопах) играют солдатские правнуки в прятки…» В одной этой строчке – жизнь сразу четырёх поколений! И ещё одна острая находка в этой песне: «…Где по лесу, как отзвуки дальнего боя
Разбегаются лопнувших почек хлопки…»

Насколько метко! Сразу в ушах возникает звенящая тишина, и потом… взрывы.

Бывали мы с Евгением Игнатьевичем и на гастролях. В одну такую гастрольную поездку нас пригласили вместе. Отмечался юбилей Ржевской битвы, и нас отправили кататься по всему Ржевскому уезду, выступать в деревнях, клубах, воинских частях. Кроме нас с Евгением Игнатьевичем, на гастроли отправился ансамбль русских народных инструментов. К вечеру, после наших выступлений, нас привозили во Ржев, в центральную гостиницу.

В гостинице ансамблисты устраивали шумные пьянки, оргии… На что у Е. Сигарёва всегда находились меткие слова:
Затих за стенкой звуковой монтаж,
Когда «братки» ушли на свой этаж.
Говорят, что стол накрыт,
Колбасы нарезали.
Приглашайте нас скорей –
Мы ещё не врезали!
Мы сидели, молча зябли,
Сохранив своё лицо.
А солисты из ансамбля
Подмывали колесо.

Частые приезды Е. Сигарёва в Берново по случаю пушкинского праздника тоже нашли своё отражение в его эпиграммах:
Там, где любил гулять Поэт,
Там нынче – биотуалет.
или:
И за какие же грехи
Такая участь у Поэта:
Читать в кустах свои стихи,
Под звуки биотуалета?!

А вот эта эпиграмма появилась после нашего совместного предложения к администрации Бернова открыть новую музыкально-поэтическую площадку для пушкинского праздника, т.к. на основной сцене выступали только чиновники, а поэтам оставалось выступать только на подмостке, у биотуалета:
А стихам иного,
Видно, не дано,
Кроме как в коровье
Вляпаться говно!

Приезжая в Берново, Евгений Игнатьевич с большим удовольствием заглядывал в мой берновский дом, на чаёк. Любил покопаться у меня в библиотеке. Дом у меня старинный, охраняемый приведениями… Сидя за столом, часто «отвешивал» экспромты хозяевам дома:
Пока не примем строгих мер,
Среди икон хихикнет вновь старпер.
Привет весёлому старперу,
Который буйствует не в меру!

…Как-то раз, меня попросили бывшие однокашники, с которыми я обучалась в художественной студии, написать воспоминания о нашем учителе. Я никогда не работала в жанре прозы. Как-то было… страшновато… Родившийся текст я прочитала по телефону Евгению Сигарёву… Тут же услышала из трубки одобрительный, бодрый голос:
Почувствовал мир большую угрозу:
Галина Катрук перешла на прозу.
Это было для меня самой высокой похвалой.

Когда-то, по-моему, в начале 2000-х, нас пригласили, как пару (композитора и поэта) в тверской кукольный театр, для написания детского мюзикла «Король и Шут». Евгений Игнатьевич писал тексты очень быстро, метко и очень современно. Одна фраза в роли Короля настолько задела режиссёра, что он запретил её использовать в спектакле, видимо, увидев в этой фразе своё собственное отражение: «Опозорили мою бороду! // Вон из города! Вон из города!». Режиссёр театра, действительно, был с бородкой, и, дабы у артистов не возникало желания сравнить режиссёра с «Королём», велел заменить эту фразу.

На одной из репетиций в театре (а мне, помимо сочинительской деятельности, приходилось ещё и разучивать с артистами все музыкальные номера), я нарочно спела подлинный текст, тот, который был написан Поэтом изначально. Сколько же страха и ужаса я увидела в глазах бедных кукловодов! Насколько метко Поэт нарисовал образ Короля – руководителя – тирана!

Последний раз, здесь, на земле я видела Поэта у него дома, на его дне рождения, куда он нас пригласил. В моей памяти остались чистые, светлые, ярко-голубые, говорящие всё за него глаза. Он понимал, что видимся мы в последний раз. И целовал на прощанье руки…

Проходит время, а я всё жду по привычке, что вот-вот зазвонит телефон, и в трубке раздастся бодрое и знакомое: «Привет любимому композитору!»… По правде говоря – звонит, частенько… Часто слышу знакомый бодрый голос. Но только во сне, обычно, ближе к утру.

В день похорон Поэта, так получилось, я прибыла на кладбище в первой машине из похоронной процессии, которая вырвалась вперёд от всех остальных машин. Над свежевырытой могилой кружились журавли. Когда стали подъезжать отставшие машины, клин журавлей стал медленно удаляться к горизонту, в сторону леса. Как Поэтом и было предсказано:
…Мы уйдём в бесконечное плаванье
Поднебесным путём журавлей.

В тот год, в тот май, когда от нас ушёл Поэт, мне приходилось много выступать перед ветеранами, в честь дня Победы. Вот именно тогда, я впервые поймала себя на мысли, что стою на сцене и забываю слова песен. Раньше со мной такого никогда не случалось.

Даже после своего ухода из земной жизни, друг и Поэт часто навещает меня, поддерживая, помогая и давая советы, которые очень помогают мне двигаться по этой жизненной тропе.

______________________________
*Сергей Сергеевич Кулемин родился 11июля 1924 года в селе Юрьевское Калининского района в семье крестьянина. В 1928 году семья переехала в город Калинин. В 1941 году Сергей Кулемин закончил десятый класс средней школы.

С первых дней Отечественной войны находился на оборонительных работах. В феврале 1942 года призван в ряды Советской Армии. Воевал в составе 31 армии, принимал участие в Ржевско-Вяземской наступательной операции, был награжден медалью «За отвагу». В сентябре 1942 года был ранен под городом Ржевом. После лечения в госпитале возвратился в действующую армию. В боях за город Смоленск в сентябре 1943 года был вторично ранен.

В 1944 году уволен из рядов Советской Армии по ранению. С 1944 по 1947 год работал на Калининской телефонной станции в должности техника связи. С 1947 по 1951 год работал в отделении Калининского товарищества «Художник»- художником-оформителем. В 1955 году поступил в Московский полиграфический институт на отделение графики, полный курс которого окончил в 1961 году. В 1975 году был принят в Союз художников. Работы хранятся в Калининской картинной галерее, в музее Великой Отечественной Войны, в Художественном фонде России.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Пожалуйста, напишите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь

17 − пятнадцать =

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.