Пробуждение

0
10
Наталья Терёхина
Наталья Терёхина

Наталья Терёхина

(Опыт прочтения повести Михаила Петрова «Сто долларов на черный день»)

«Походил сегодня по кладбищу – аж волосы дыбом. Как после Гитлера»…- говорит главный герой повести Михаила Петрова «Сто долларов на чёрный день» Санька. Вообще-то, когда-то его звали Александром Ивановичем, был он прорабом «Сельстроя». Но в годы перестройки, когда развалили «Сельстрой» и другие организации, перебивался случайными заработками, как-то кормил себя и старушку-мать. Новые хозяева жизни кликали его Санькой.

В конце произведения Санька вновь превращается в Александра. Что произошло с ним? Стал «новым русским»? Какие богатства обрёл? Почему вернулось к нему уважение окружающих, окрепло чувство собственного достоинства?

Что дало ему возможность вновь ощутить себя Человеком?

Сюжет повести, казалось бы, банален. Санька, холостяк в свои 45 лет, узнаёт о беременности Натальи, с которой встречается уже год, и пытается найти для неё две тысячи на аборт. Постепенно он приходит к мысли оставить ребенка и жениться, обрести семью. Простенький, до боли знакомый сюжет, оказывается, таит множество глубинных смыслов.

Автор поднимает важнейшие для России проблемы сохранения нации и в философском, и в духовно-нравственном, и буквально-физическом смысле.

В повести Михаила Петрова боль каждого из нас. Россияне вымирают. «Петляя меж свежих могил, пошёл на старое кладбище, поражаясь разгулу Косой. Новое кладбище стало уже больше старого. И лежали здесь те, с кем учился, с кем в пионеры вступал… Вон Васька Моторин … сгорел вместе с домом… Иван Люшин замерз за складами… Друг детства Генка Титов писал стихи, в газете работал, выпал из окна общежития или помогли выпасть… Нинка Егорова, первая красавица Сходни, уехала в город, пошла по рукам, теперь вот лежит рядом с сыном… Полсела ушло в землю за последние десять лет…», – с горечью отмечает Санька. Народ спивается – от горя, безысходности, неустроенности, неспособности самостоятельно изменить свою жизнь. Наживаются на этой беде такие, как Бибо, как торговцы помидорами с рынка, укравшие доллар. Они ведут себя как настоящие хозяева в российской глубинке. Бибо, владелец винно-водочного магазина в посёлке, торгует палёной осетинской водкой, отправляя раньше времени мужиков на тот свет. Он может не платить вовремя за работу, обманывать, наживаясь на покорности, глупости, доверчивости людей. Может держать в подвале за долги, как рабов, и местная милиция ничего не предпринимает, чтобы освободить должников. Но кто же виноват в этом, как не сам россиянин? Даже старая цыганка кричит укоризненно, выгораживая наводчика Колю: «Сам, небось, одного только сделал, а цыган за всех вас отдувайся! Рожай вам по пяти и корми!

Вымирание физическое начинается с умирания духовного. Важнейшей ценностью для русского человека всегда была семья. Именно в семье формируется и патриотизм, и способность любить, самоотверженность, благородство, милосердие, трудолюбие. Семья – основа развития личности. Но с некоторых пор «сладкая свобода» становится нормой жизни для героя и его друзей. Холостяки, перекати-поле ждут от жизни только наслаждений, избавление от ребёнка для них – обычное явление, ничего предосудительного, тем более преступного они в этом не видят.

Сюжет движется благодаря развитию внутреннего конфликта: привычкой Саньки бездумно прожигать жизнь и робким поначалу, но постепенно усиливающимся желанием иметь семью, детей. Внутренняя борьба переносится во внешний мир. Участниками этой борьбы становятся другие персонажи. В основе системы образов используется приём антитезы.

Героем, выражающим дьявольское начало, является друг Саньки Виктор Ротанин по прозвищу Диктор. О многом в его характере говорят детали интерьера: «привычная полутьма квартиры», «чёрный стеллаж», «чёрная шестерка с тонированными стеклами»… Осветительные лампы только для эротических фотоснимков. Отсутствие света в квартире – и светлого, доброго начала в душе, концентрация цинизма, пошлости и грубости. Он совершенно отрицает духовность, чувство любви в отношениях мужчины и женщины, которых называет «самками», «тварями», «совратительницами», использует биологические термины, такие как «оплодотворение» и др. Интересно, что он апеллирует к Священному Писанию, обвиняя Еву во всех грехах человеческих. Ротанин – «директор районного ретранслятора, по совместительству диктор местного телевидения». То есть по своей профессии он является не только представителем искусственно созданного, вторичного по отношению к жизни, далёкого от реальности телемира, но и создаёт этот мир. Его миссия важна – он диктует (или транслирует, повторяет диктуемые ему – КЕМ?) законы, по которым должны жить люди (не случайны фамилия «Ротанин»- от «рот» или «rata», что означает «еда», и прозвище «Диктор»). К сожалению, законы эти не имеют ничего общего ни с духовностью, ни с гуманностью, ни с православием, как бы ни упоминал персонаж Господа и Священное Писание. От русского мира они далеки.

Совершенно иным оказывается одноклассник Саньки Глеб Воскресенский, бывший врач-рентгенолог, ставший священником. (Глеб – вспомним первого русского святого – и Воскресенский – от «воскрешать»). «Видный, высокий и весь какой-то настоящий» – «настоящий» в отличие от Диктора, служащего неизвестно каким эфирным мирам. Глеб принимает искреннее участие в судьбе друга. Не только помогает вернуть деньги, предлагает работу по ремонту храма, но убеждает в том, что нет ничего выше семьи, что зачатие и рождение ребёнка – это проявление Божеского начала, воли Всевышнего, что даже мысли об аборте – уже преступление и хирург-гинеколог – преступник, убийца. И тогда сто долларов на чёрный день – в буквальном смысле на чёрный – деньги на киллера для собственного наследника. (Мы понимаем, как глубоко символично название произведения.) Если Диктор видит в женщине животное, «самочку», то Воскресенский сравнивает будущую мать с Девой Марией, Богоматерью: «А к какой из нормальных женщин не приходит ангел перед зачатьем?». Ненавязчиво напоминает другу Глеб о его высоком назначении – быть Человеком. Называет однокашника уважительно Сашей и даже Панургом, то есть Всемогущим. Да, для ребёнка и Натальи он действительно Панург. Впервые Санька чувствует ответственность за жизнь близких уже людей, понимает, что Наталья ему не безразлична, дорога, испытывает нежность и жалость к ней. И если в квартире Диктора он, как будто против воли, подчиняясь чужому (и, наверное, чуждому мнению), «покорно опустился в кресло», покорно выслушивал аргументы, то после разговора с Глебом «вдруг словно очнулся после сна, глаза его заблестели»… Мы видим, как происходит выпрямление, пробуждение души, обретение корней, почвы. Поэтому и вспоминает он о матери и отце, о том, что важное предали они ему в «нежный миг» и что он тоже передал в свой «нежный миг» сыну. Поэтому ниточка, которая тянется от прадедов и прапрадедов, не прерывается, и не засохнет он как «клятое дерево», есть у него побеги, и будет род человеческий жить вечно. Не случайно и сына называет в честь деда – Иваном.

Вот оно, то главное богатство, которое обретает герой. Что может быть важнее семьи, сына, Родины? Душа Александра наполняется новым светом, уже не гостем или сиротой, а хозяином своей земли, хозяином собственной судьбы чувствует себя он.

Глеб говорит о восстановлении храма в селе. Но речь идёт и о возрождении храма в душах людей, о возвращении к исконным нравственным ценностям.

В конце произведения герой наводит порядок: отделывает веранду, клеит новые обои, красит окна и двери. Распахивает огород и разбивает цветник. И это тоже символично. Чтобы Россия вновь стала процветающей страной, надо каждому позаботиться о нашем общем доме, любовь к которому начинается с семьи.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Пожалуйста, напишите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь

двадцать − 10 =

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.