Родственные связи

0
8

…и вот, вот, вот, сойти с ума стало искренностью, а для меня и честью. Лёгкое головокружение, слишком нервный сон… сознание вначале сужается, суживается, суженое ты моё, до определённого момента, до границ в три-четыре метра: скамейка в парке, горячий угол автобуса, в самом конце, за поручнем, как в детстве, тишина подъезда, собственная комната. У сумасшествия не так много подручных материалов и средств, с помощью которых оно лепит нового человека.

Вначале конечно примитивный сон. Подготовка с нарочитостью средств, намёки, отчёт времени. Динамический голос со скрытым восторгом произносит в одно слово «тридваодинон». Сон серое, промозглое вещество. Петербургский туман. Раннее московское утро. Навстречу поливальная машина. Движется и движется без конца навстречу. Эпизод советского фильма. Классика. Не помню название. Проспект тянется бесконечно и по проспекту можно идти днями и ночами, толчея сменяется толчеёй. Почему я не просыпаюсь? Это происходит со мной «здесь и сейчас»? И совсем уж бездарное, самого бросающего в дрожь: где я?

Далее следует быстрое, как скальпель хирурга лечение. Бутылка водки, приблуда, неинтересный собеседник, упрямый локоть, слишком мягкие (твёрдые) губы, незнакомый запах. Интересных собеседников для кандидатов в сумасшедшие не бывает. Ты и сам копил все эти годы по мелочам, можешь представить три тома… монетками, наклейками, батареей грязных носков (коллекция), её головными болями, крадущими время. Но у тебя есть теория. С тобой (то есть, со мной) эти носки на твоей (моей) батарее будут оправданы (русская ветка). И только поэтому рассказ начинается сначала. Вот эту марку я купил в 1962 году: «Сто пятьдесят лет со дня рождения Герцена», — и, кстати, мой день рождения. И тебе пора в авторы.

Именно этот переход от героя в авторы сопряжён с клиникой мозга. Во-первых, многие хотят стать авторами, недооценивая своей родственной связи с геройством. Во-вторых, бутылка водки не помогла, а адаптировала сон под реальность. Собеседница, не читавшая «Дар» Набокова, оказалась без пантовая, дрожащая «где я?». И единственный выход к долгожданной свободе, к умным и положительным эмоциям — это выход в себя, сквозь тоннель.

Сегодня сойти с ума выгодно по всем позициям. Оптом и в розницу. Помните, в начале 90-х лозунг экстрасенсов «добро — это выгодно»? Выгодное добро. Быть добрым — это положительная динамика для многих заболеваний, стопроцентный амулет (лучший маркетинг) на успех вашего бизнеса. С отсылкой на библейских блаженных. Вы никогда не проводили параллели с литературой? В начале 90-х публикуются запрещённые произведения прошлого, на слуху общественные недостатки (кроме литературных), они обсуждаются, записываются в Конституцию. Автор, положивший жизнь на борьбу со злом, возносится на пьедестал. Солженицын возвращается. Выгода, с точки зрения экстрасенса, на лицо. А сегодня? А сегодня выгодно быть сумасшедшим. Малодушных эзотериков обучает всё та же современная русская литература, в массе своей ставшая приложением к журналу «Психиатрия сегодня». «Не дай мне Бог сойти с ума»… превратилось в щемящую, призывающую на общее ложе колышущей сосками зеркал амальгамы, короче искренность. И дразнят тебя, как зверька. И за решёткой посидел. А всё неймётся. И автором не стать, и героя шьют как диагноз. А остановишься… присядешь на корточки, обхватишь голову руками, чтобы уж в тоннель. Тут тебя и накрывает третьей волной, стадией. Смотрите, смотрите… новый Чаадаев рвётся на Соловки! И понеслось. Новый терра, новый terra… Вместо авторства как в игольное ушко, выворачиваешься в собственных персонажей. И это можно прочесть… почесть за честь, почитать.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Пожалуйста, напишите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь

один × пять =

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.