Садовый рукомойник

0
7

миниатюра «Садовая»

Судя по садовым рукомойникам, жизнь стала хуже. Раньше рукомойники были литыми, чугунными. Это до середины 70-х прошлого века. Затем стали делать из серебристого сплава, который крошился при относительно неловком ударе. Падал такой рукомойник, выскальзывал у неудачливого монтажёра (я знаю, как пишется слово «монтажник») из неловких ладошек, и откалывался от рукомойника блестящий кусочек. Нелепо разглядываешь пористую драгоценность, поскольку блестит, и прощаешься с рукомойником. Чугунным можно было самим гвозди заколачивать. Вбил гвоздь, повесил агрегат. А теперь что… теперь и алюминиевый как бы vip, не ширпотреб. И с тем ассортиментом пластмасс и поролона, который представлен на потеху дачников, жизнь стала просто невыносимой. Рукомойник деградировал до силиконовой грудки, которая не имеет основание жить. У него пластиковый неймоз, диарея на воду и порнография в душе. Порнография дана в ощущениях. Он сделан по желанию себя продать. Он мотивирован. Да и то… хитростью, подлогом, рекламой. «Наш рукомойник внучатый племянник самого Мойдодыра. Покупайте рукомойники с родословной». Думаете, это плохая шутка? Плохой маркетинг? Ошибаетесь. Маркетинг не бывает плох или хорош. Ему противопоказано эстетство, философия, муза, он противник здравого смысла. Со смыслом не навалишь в тележку супермаркета десятки «сопутствующих товаров». Когда судишь о жизни по старинке, в категориях обстоятельств недавнего прошлого (двор, первый велосипед, первый поцелуй, школа, завод, институт), по всем пунктам попадаешь в никуда, аналитический тупос. Поскольку и наши воспоминания (помимо воли) материализовались и стали предметом купли-продажи. Невозможно сравнить, нельзя объяснить хорошо или плохо было в прошлой жизни по новой системе координат, по новым-то критериям.

Раньше были обстоятельства, сегодня — товар. Судят нас по товарному виду (двор, первый поцелуй, старый велосипед, школа, завод, институт… в целом образование, культура, политика). Когда говорим о жизни, исходя из обстоятельств, надо понимать, что мы судим по товарам (никаких других обстоятельств не осталось), которые находятся совсем в другой плоскости оценок, чем «вкус и цвет» (эстетический фактор). В плоскости расценок. На вкус и цвет товарищей нет. А на рынке товарищи (товарки, торговки) как раз и причмокивают: лучшее, самое лучшее, шире и краше, чем у всех. Когда доброжелательный Березовский предложил Ельцину в качестве приемника бывшего сотрудника КГБ, он предлагал не человека, наделённого, одарённого соответствующими его будущей должности навыками, с политической и экономической программой. Какая программа была у молодого Путина? Как заядлый рыночник он предлагал товар или скажем даже так: фантик от конфетки. Обещал ведь сделать «народный автомобиль», облагородить «Аэрофлот», построить демократию, а получилось «как всегда». Березовский, как опытный рыночник, понимал только в фантиках. И как комбинатор, маркетолог ― с президентом он не ошибся. Все купились. Когда ругают неправильную (несправедливую) приватизацию ― это смешно. Она не может быть правильной или неправильной ― это рынок. Тут даже оправдываться не в чем. Это новый канон ― продать или купить. Если сегодня наладить производство чугунных умывальников нашей прошлой одарённой жизни ― его никто не купит. А кто у нас будет следующим президентом? Нам не станут предлагать в качестве альтернатив свободу или порядок. В голове здравомыслящего человека всё прекрасно уживается: и свобода, и порядок, и закон, и вольнодумство. Пластичный президент, исполняющий «личные» обращения граждан. Компьютер, исчисляющий алгоритм таких обращений и компилирующий программу решений. Да, это будет подлинно либеральный президент. Сбудется мечта демократов. Но вот… судя по рукомойникам, жизнь станет хуже.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Пожалуйста, напишите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь

8 + два =

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.