Шекспир умер — да здравствует Шекспир!

0
17
23 апреля
23 апреля

Шекспир умер — да здравствует Шекспир! Величайшая литературная мистификация явилась и растворилась в один день, обратив весь мир в театр (1564 — 1616).

В 1889 году Антон Павлович Чехов написал в письме брату Александру: «Краткость — сестра таланта». Но никто пока не отметил, что у таланта, кроме скупой девственницы, ещё толпа родственников, у каждого из которых имеется собственное мнение на сей счёт.

Любовь у неё в роду

Это прекрасно — после гнусного мятежа, критики разума и холодной сочной прозы вчерашнего дня наступает время, которое целиком можно посвятить теме любви… Одни картонные декорации заворачиваются в другие. Вечной остаётся только вешалка.

Некогда этот день облюбовали римские куртизанки. В 181-ом году до нашей эры состоялось торжественное открытие второго храма Венеры в Риме, ставшего местом паломничества и поклонения искусниц древнейшей профессии. День проституции впоследствии перерос во всемирный день книги и авторского права. А у нас на родине с 1985 года взял курс на «перестройку и ускорение». И даже то, что на Бермудах сегодня справляют праздник крутого перца, не помешает подняться над «заботами суетного света» и поприветствовать вручение Премии Сервантеса, ставшей самой почетной для литераторов, пишущих на испанском языке. Предадимся поминальной молитве. «Служенье муз не терпит суеты!»

Всю ночь читал «дамский» роман. Цитата: «Она больше не дышала. Её дыхание стало его дыханием». Следуя логике — оба бездыханны. Хотел потешить усталость, а разбередил лишь писательскую похоть.

Нынешнее сочинительство (имеется в виду не современные авторы, а всё ныне читаемое и воспринимаемое согласно нашим представлениям) более похоже на сутяжничество. В «массовке» через решётку текста виден противостоящий повседневности автор. Уже своим присутствием он возводит ничтожные мелочи до масштабов вселенского зла. Чем «проще» текст, тем безнадёжнее и скучнее периферийное противоборство с действительностью, как бы не хотелось автору оставаться в рамках запланированного сюжетного шоу. За кулисами его всё равно ждёт бардак гримёрки и уборной. Весь этот цирк с детективчиками и фэнтези — жалкая картинка творческого онанизма на фоне житейской рутины — тоже можно назвать самоубийством духа (как не крути!). Популярность — не более чем подражание и подначивание мелким обывательским страстишкам и раздувание богоборческих мотивов. Но есть авторы, кто не гоняясь за собственными вычурными мыслями (как я!), не разыгрывая из себя шоумена от искусства (как другие!) (всегда, кстати сказать, мнимого, поскольку популярным автора делает толпа, а не дар), живёт собственной жизнью, выражая свой естественный протест в нескончаемом интимном путешествии души. Их помнит не история, их помнит наше сердце, когда среди ничтожных дел земных мы совершаем необъяснимые и прекрасные поступки — необъяснимые с наших точек зрения. Всё дело в том, что их опыт записан таки и вклеен в наши судьбы.

В этот день (1554) умерла Стампа Гаспара — женщина, любившая мужчину!

Звезда моя сурова. Но, признаться,
Мой граф — суровей. От меня всечасно
Бежит он прочь. Когда ж другие тщатся
Меня пленить, мне это не опасно.

Проклятие — в меня влюбленным страстно!
Я пред надменным жажду преклоняться,
Смиренна — с не желающим смиряться,
Люблю того, кто смотрит безучастно.

В негодованье он меня приводит!
Другие — мир, довольство мне готовят,
Но лишь за ним душа моя стремится.

И все в любви навыворот выходит:
Бесчестье — чести гордо прекословит,
Смиренный — плачет, злобный — веселится.

(Пер. Н. Матвеевой)

Её дар любви вошёл в аналоги мировой поэзии. Её произведения, формально написанные в манере петраркизма, наполнены сердечной непосредственностью и земной страстью. Всю жизнь любившая только одного человека — графа Коллальтино ди Коллальто — она в полной мере испытала несчастья бескомпромиссной привязанности и стала своего рода символом отвергнутой возлюбленной.

Родилась в Падуе в небогатой купеческой семье. Рано потеряв отца, вместе с матерью поселилась в Венеции. Там получила литературное и музыкальное образование. Её творческий дар не почил в туне. Она оказалась приглашённой лучших музыкальных и литературных салонов, а затем и сама стала хозяйкой одного из них — получившего известность в то время. Свои стихотворения она исполняла, пела под аккомпанемент лютни. У неё не было недостатка ни в поклонниках, ни в друзьях. Её окружали лучшие, неординарные умы: поэты, художники, кардиналы. Но никакими словами нельзя передать озаряющую любовь этой женщины.

Они познакомились в 1549 году. СТАМПА встретила тот идеал мужчины, который ждала, может быть, целую вечность. Она сравнивала его со всеми античными богами. А сам граф уже через два года разменял её любовь на очередное военное сражение, а затем женился на другой. Банальная история банальной пары. Но нельзя было изменить мир СТАМПЫ вот так, всего лишь случаем в отношении полов. Её чувство оказалось сильнее возможных сценариев. Не скрывая от самой себя жестокосердие своего идеала, она превратила свою любовь во вдохновенный гимн.

Впоследствии сонеты и канцонты СТАМПЫ были собраны и изданы её сестрой Кассандрой, став удивительной книгой откровений неразделённого счастья.

Аполлон МАЙКОВ

* * *
Не может быть! не может быть!
Она жива!.. сейчас проснется…
Смотрите: хочет говорить,
Откроет глазки, улыбнется,

Меня увидит, обоймет
И, вдруг поняв, что плач мой значит,
Ласкаясь, нежно мне шепнет:
«Какой смешной! о чем он плачет!..»

Но нет!.. лежит… тиха, нема,
Недвижна…

23 апреля 1866

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Пожалуйста, напишите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь

16 − пятнадцать =

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.