Там, впереди, из шапoчного сбора

0
9

Там, впереди, из шапoчного сбора
наметились потёмки, огоньки…
Страниц листаемых отложенная ссора.
Мат опустевшей шахматной доски.

Я чувствую себя то в дикой роще
несчастным Байроном в распахнутом плаще,
то в царстве зла, где я крадусь к всенощной,
бессмертием подавленный Кощей.

Сижу я Пушкиным до полуночи
за письменным столом, то много позже —
во множестве я поделён среди людей:
писака,
враль, любовник,
даже вожжи,
которыми гоняют лошадей.

Во мне живёт религия героев.
Их авторства во мне потерян счёт.
Прикрыв глаза, припоминаю Ноев
Ковчег, Египет, Солнце и Исход.

С небрежностью слепого очевидца
в потёмках прошлого свистящей головнёй
я провожу — и тает колесница,
и новый Рим, объятый наготой.

И нет в моей душе такого места,
где временем я молод и везуч —
о космосе доподлинно известно,
что он скрипит — холодный, как сургуч.

И зная, как величие капризно,
как распалилось жизни колесо,
я продолжаю жить обычной жизнью:
читаю книжки, ездию в таксо.

Там, в будущем — и прошлого скрижали,
которые не спрячешь ни одну,
хотели отражаться на эмали,
вменяя нам недвижимость в вину.

Переплелись подобно арабеске
тупая власть
и нищенская стать…
все микеланджеловы фрески…
и на последнем — тайная печать.

Сергей Каревский

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Пожалуйста, напишите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь

2 × 1 =

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.