Владимир Бурлаков «МОЙ ЛЕНИН»

0
58

Поздравляем нашего коллегу Владимира Бурлакова с замечательной книгой! Особенно радует то обстоятельство, что книга доступна в цифровом и в бумажном варианте, – на выбор читателя.

 

Татьяна Сурганова
(главный редактор журнала «Человек на Земле»)

Горжусь – название рассказу (ну и целой книге, как теперь оказалось) придумала я. Горжусь – рассказом этим начинается первая книжка журнала «Человек на Земле»; «Солнце» – такой своеобразный камертон, по которому выверяешь меру вкуса, таланта, естественности дыхания. Впрочем, другие вещи, вошедшие в эту книгу, – такие же. Может быть, потому, что рождались «по буковке в год» – первые рассказы на вычитку и правеж Володя присылал мне во времена какие-то совсем незапамятные. Десять, пятнадцать лет прошло? Рядом с этими цифрами забавно смотрятся другие — книга в электронном виде обойдется читателю в 120 рублей. Как говорилось в одном серьезном опросе, с какой суммы начинаются для вас серьезные траты?..

А книга-то – удивительная. Ничего такого вроде особенного, пишет человек о том, что пережил, передумал, о людях, которых встречал, любил, удивлялся которым. Негромкий такой голос. А ты читаешь, прислушиваешься, всматриваешься… И вдруг, спустя время, понимаешь, что смотрит на тебя из книги, как из зеркала, Небесная Россия.


Владимир Бурлаков

Владимир Юрьевич Бурлаков родился в 1953 г. в Баку. Окончил Литературный институт (семинар В. Розова и И. Вишневской). Драматург, прозаик. Член Союза российских писателей. Лауреат Всесоюзной премии имени Александра Вампилова.

Постоянный автор и член Редакционного совета журнала «Человек на Земле».


Рассказ «Мой Ленин»

Очередь

Ленина я мог увидеть в 1965 году. Мы с отцом приехали в Москву. Замысел отца был грандиозен: показать мне Ленина и Пеле. Сборную Бразилии пригласили испытать СССР на прочность перед чемпионатом мира. Послезавтра футбол. Завтра Мавзолей.

Остановились у родственников. Родственники были близкие, но не тёплые. Москвичи. Их до нас успели достать визитами и проездами. На всё про всё у нас было два дня. К Ленину отец поехал заранее, даже не разбудив меня, хотел удивить билетами. Оказалось, что билеты в Мавзолей не продают.

На следующий день мы оба проснулись рано. Куда? – спросил таксист.

В Мавзолей, – констатировал отец. Не торгуясь, водитель включил счётчик. «Волга» гордо шла по Москве. Асфальт стелился под колёса, шурша водой от поливочных машин. Дыша прохладой, мы, счастливые, успели примкнуть к живой очереди. Вдоль кремлёвской стены люди вдохновенно ждали встречи; вдруг перед Вечным огнём кто-то невидимый, но осязаемый вежливо сказал: «Извините». Его не было, но он был. Я позже встречал их в самых неожиданных ситуациях. Он есть, но его нет, у него есть голос, у него есть воля, он корректирует толпу, рассекает, выдворяет. Вот такие появились среди нас и как-то быстро объяснили, что все мы опоздали. Нас получился целый хвост. Хвост роптал.

– Как вам не стыдно? Мы в Мавзолей!

Безликим не бывает стыдно.

– Пошли отсюда! – брезгливо сказал отец, и мы вышли из хвоста.

Отцу тогда было 33 года. И я увидел, что кто-то здесь не должен касаться его кожи. Он куда-то спешил из этого пространства, крепко держа меня за руку.

– Сталина на них не хватает! – поддержал я его.

– Ты что?! – зашипел на меня отец.

– Ты сам так говоришь, – обиделся я за неудачную попытку показаться умным.

– Не важно, что говоришь, важно, где говоришь, – оглядываясь, прошептал отец.

Я чувствовал себя уходящим партизаном.

– А мы куда?

– В Лужники, – сказал отец.

«Лужники» звучало, как что-то островное, скрытое зеленью ото всех. Но вместо Лужников мы снова поехали на проспект Ленина, там жили наши родственники на улице Крупской. Там покормили нас обедом. И я убежал не куда-нибудь, а в самую третью комнату, где стоял выдвигающийся от стены диван; не смея выдвинуть его, я прилёг отдохнуть. Отец присел рядом. Он дремал недолго. По крайней мере, мне так показалось.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Пожалуйста, напишите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь

3 × два =

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.