Властители дум

0
5
Александр Родищев
Александр Родищев

В этот день поэзия впервые обрела в России официальный статус «властителя дум», на роль которого никто не претендовал. Сама власть, ревниво почувствовавшая соперника по части идеологии, инициировала это дело, далеко выступающее за художественные рамки.

В 1790 году Екатерина II назвала Александра Радищева, автора «Путешествия из Петербурга в Москву», более опасным, чем Пугачев. И хотя это совсем не соответствовало действительности (Радищев просто измучил, как теперь говорят «достал», императрицу своими прожектами), именно для власти такое место поэзии оказалось и наиболее выгодно. Она часто использовала поэзию как марку либерализма.

Через сто сорок два года родится мальчик, который напишет строки, как бы навсегда резюмирующие это явление: «Поэт в России — больше, чем поэт».

В 1932 (некоторые энциклопедии ошибочно называют 1933 год) не на станции Зима, а в Нижнеудинске родился поэт, писатель, кинорежиссер Евгений Александрович ЕВТУШЕНКО (наст. фам. Гангнус).

Я намеренно отношу эту дату в рубрику «Событие», поскольку Евгений Евтушенко не столько поэт, сколько обстоятельство русской поэзии.

Величайший литературный мистификатор Сергей Довлатов выведет тему «статуса» в блестящий анекдот, не менее «навсегда» разрешив идеологический парадокс русской поэзии:

«Должен сказать, что Бродский меня и в нормальной обстановке подавляет. А тут я совсем растерялся.

Лежит Иосиф — бледный, чуть живой. Кругом аппаратура, провода и циферблаты. И вот я произнес что-то совсем неуместное:

— Вы тут болеете, и зря. А Евтушенко между тем выступает против колхозов…

Действительно, что-то подобное имело место. Выступление Евтушенко на московском писательском съезде было довольно решительным.

Вот я и сказал:

— Евтушенко выступил против колхозов…

Бродский еле слышно ответил:

— Если он против, я — за».

1958 — подписывается к печати сборник стихотворений Анны АХМАТОВОЙ после долгих лет запрета на её творчество (доклад ЖДАНОВА). В книжке всего 127 страниц, четверть из них — переводы.

1999 — суд Барселоны признает факт сомнительных заимствований лауреатом Нобелевской премии по литературе Камило Хосе СЕЛОЙ из чужого текста. В плагиате Селу обвинила писательница из Галисии Кармен Формосо ЛАПИДО. В 1994 она под псевдонимом представила на крупнейший литературный конкурс «Планета» рукопись своего романа «Кармен, Кармела, Карминья». Формосо пришла к выводу, что Села использовал не только замысел, конструкцию и персонажи ее романа, но и целые куски из него, переписав их в собственном стиле. Текстологическая экспертиза подтвердила факт заимствования. Суд, признавая, что «в обоих произведениях имеются совпадения в сюжете, месте действия романа и эпохе, в которых действие развивается, повторяются отдельные ситуации и эпизоды», однако, отказывает в уголовном преследовании по обвинению в плагиате, так как эти совпадения не текстуальные.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Пожалуйста, напишите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь

8 − 2 =

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.