Здесь также не разобрано, как на письменном столе…

0
6

Здесь также не разобрано, как на письменном столе… плоскость, ставшая поперёк душевной гортани. Строчный аппендикс по воспарению духа. Азбучный катетер по выводу… впрочем, неважно чего. Кто сказал, что писательство — это не болезнь? Да, это не сама болезнь. Но это весьма распространённые симптомы неизученного, тяжкого недуга, требующего гласности. Эти жанры, композиции — не далее чем попытка найти аптечные средства по стерилизации, выведению за грань бытия душевной невзгоды. Вам нравится наблюдать за тем, как иной рассудок медленно угасает? Вы будете восхИщены! Поверьте, само писательство без профилактического кровопускания издаваемыми рукописями — единственно надёжное средство от жизни. Даже смерть таит некий подвох, розыгрыш. А тут подлинник. Конечно, будь я чуточку предусмотрительней, то вместо брызжущей апострофами казуистики приготовил бы к приходу гостей яблочный пирог. Слой печенья, слой яблок. Адам и Ева. Но он обвенчает всё тот же хаос экзистенционального волшебства. Я совершенно не умею готовить яблочный пирог. И, право, лучше всё оставить, как есть. Видел пироги в действительности пару раз. Писателей я видел много и разных. Все они, к восторгу читающей публики, занимались самолечением.

К чему быть предусмотрительным, словно мне откроется бесподобное… экстраординарное, что ещё способно привести в чувство и заставит разобраться на письменном столе. Явится тень Изумрудной графини, серого вещества Незнакомки… Это всего лишь Вы… и ничего нового. Не произносите ни звука. Не требуйте от меня невозможного — слышать Вас. Представьте, что уже видите это злосчастное, многоуровневое и величественное сооружение, которое венчает прожжённая окурками бумажная пепельница. Сделана из скомканного листа бумаги, опущенного на пару мутных секунд в воду. ВхОдите в комнату, и перед Вами громберздится нечто, восходящее к потолку. Это мой письменный стол. Оно того стоит, — молвлю я. У Вас нет слов.

Ещё в начале восьмидесятых прошлого столетия я притащил пару пивных деревянных ящиков (если кто помнит эти грубо сколоченные ящики, из которых умудрялись строить небольшие дачные домики) и водрузил на них фанерный лист в несколько квадратных метров. Открывшееся поле деятельности меня вдохновило. Здесь наконец-то могло уместиться всё, что пишется… можно расставить локти, и не надо постоянно лазать под стол за случайно оступившейся пачкой сигарет. Теперь Вы в курсе, как себя следует вести… Не делайте резких движений… Просто смотрите и слушайте. И Вы станете свидетелями необычайного конца, ужасающей, просто раздирающей сердце трагедии. Но Вы не умрёте… Вы останетесь жить дальше… В этом весь фокус.

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Пожалуйста, напишите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь

четырнадцать − девять =

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.