Звучит музыка, но мне ничего не слышно

0
15

Звучит музыка, но мне ничего не слышно

Звучит музыка,
но мне ничего не слышно…
И надо одеться и бежать на улицу,
чтобы взглянуть,
как размахивает руками
дирижер в полоумном фраке…

Важно и пылко,
он кажется мельницею в испуге
(выводящей бесконе-не-чное фугэ);
животворящей,
то есть стоящей на пригорке
в плохую погоду…
то есть вообще стоящей
в любую погоду,
но случилось при сильном ветре…
И более хочется крикнуть: «Горько!» —
так много собралось вокруг аккомпанемента народа
послушать какого-нибудь Bergolse,
мне неизвестного господина,
или сына (Bergolse),
ещё менее известного мне господина,
сочинившего пьесу,
сонату,
мессу…
Играют же обыкновенно армейское.
И это по-житейски хорошо
у них получилось.
Но мне ничего не слышно.

В саду, где играет музыка,
которую мне не слышно,
шумят липы,
срываются листья,
скрипят тротуары,
воздух пахнет светом и тенью…
Прохожие, надо воздать им должное,
разбираются в музыке…

Там и тут…
закружившись, увязнув во всём,
воскресная музыка
наиболее скользким своим бочком
на цыпочках пробирается в дом,
принадлежащий липам, старым листьям,
сквознякам и тротуарам.

Безумная музыка,
свежая волна,
новая надежда,
абсолютное счастье…
А мне зябко по-прежнему. Ветреная погода. Знобит. Волосы мои располагаются крайне параллельно тому воображаемому орудию пытки, которое называется дыбой — то есть встают дыбом. И я раздваиваюсь. Один остаётся внутри меня — другой вне себя.
Не узнать ли —
действительно играют
что-то армейское?
Собравшись, опавшие листья раскладываются на столе пасьянсом.
Не пора ли пойти взглянуть,
как размахивает руками
некто во фраке;
и воздух расчленён ровно по
заданному с неба свету и отбрасываемой предметами нашей стороны тенью.
Мне кажется — поднимается волненье
в груди у старика Bergolsa
в саду,
откуда мне ничего не слышно.

Сергей Каревский

 

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ

Пожалуйста, напишите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь

19 − двенадцать =

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.